Институт стран Снг Институт диаспоры и интеграции
Институт стран Снг Институт диаспоры и интеграции
Институт стран Снг Институт диаспоры и интеграции
Полная версия сайта

Возможности укрепления роли России в странах СНГ с учетом «исламского фактора»

12:52 , 31 Март 2021
37
0


 Остаются фактически нереализованными в должной степени возможности России в странах СНГ с задействованием «исламского фактора».

А они весьма востребованы в связи с большой долей проживающего в Содружестве мусульманского населения. Это почти вся Центральная Азия и Казахстан, а также Азербайджан. В самой России число мусульман оценивается по самым скромным оценкам в 10%, однако вместе с немалой долей мигрантов из государств Центральной Азии эта цифра намного больше.

Несмотря на пандемию наличие многомиллионной армии мигрантов из мусульманских республик бывшего СССР дает существенные перспективы для укрепления роли России на постсоветском пространстве. С этой целью могли бы быть более эффективно, чем в настоящее время использованы возможности всех российских официальных духовных управлений мусульман для разъяснительной работы с мигрантами как в ходе еженедельных пятничных проповедей в мечетях, так и в процессе обучения в мусульманских учебных заведениях и повседневной религиозной практике.

Фактором, повышающим возможности России, является еще сохранившаяся в определенной степени общность духовного пространства и связи мусульманских религиозных организаций, ранее во времена бывшего СССР объединенных под одним началом с единым центром в г. Уфе.

Ханафитская богословско-правовая школа, которой придерживается значительная часть мусульман России (татары, башкиры) и Центральной Азии и Казахстана, также служит основой для сближения мусульман.

Суфизм, или тасаввуф, который несмотря на салафитское наступление 90-х годов прошлого века все более укореняется в Российской Федерации, тоже мог бы явиться общей платформой для консенсуса с Центральной Азией, где исторически суфизм пустил глубокие корни.

Вместе с тем на пути укрепления роли России с учетом «исламского фактора» имеется ключевое препятствие, заключающееся в отсутствии централизации, раздробленности отечественного мусульманского сообщества, наличии нескольких конкурирующих между собой независимых центров. Данное обстоятельство приводит к тому, что все единые в отличии от российских мусульманские религиозные организации государств СНГ – муфтияты ориентируются исходя из доступности, удобства и порой своих коньюнктурных интересов в основном на одну централизованную мусульманскую организацию, возглавляемую Равилем Гайнутдином (ДУМ РФ) с центром в г. Москве.

Однако, несмотря на медийную активность в столице и за ее пределами ДУМ РФ по своему реальному «весу» в российской умме занимает одно из последних мест и контролирует чуть больше 400 общин или около 5% от реально действующих организаций. А повышенная скандальность ее лидеров, которые не могут выстроить гармоничные отношения с властями и РПЦ, а также систематические случаи осуждения его духовных лиц за экстремизм и терроризм (таковых уже более 30) авторитета этой организации не прибавляют.

Среди централизованных мусульманских организаций наиболее лояльной государству и занимающей значительно более высокие позиции, чем ДУМ РФ является старейшая исламская структура России – Центральное Духовное Управление Мусульман (ЦДУМ) верховного муфтия Талгата Таджуддина (более 1400 общин).

Однако, в этой связи следует констатировать, что одним из факторов, негативно влияющих на обстановку не только в российской умме, но и на исламское сообщество в государствах-участника СНГ, является фактическое отсутствие действующих общин ЦДУМ России в ключевом с точки зрения международной деятельности столичном регионе и вынужденный крен партнеров из СНГ во взаимоотношениях с Россией в сторону ДУМ РФ, которое в значительной степени уступает ЦДУМ России по всем показателям. Указанное субъективное препятствие может и должно быть усилиями государства устранено.

Большой и также не в полной мере реализованный государством потенциал и у самой рейтинговой российской мусульманской организации, несмотря на ее региональный статус – ДУМ Дагестана (5513 мусульманских организаций, включая 83 централизованные).

То же самое касается и занимающего второе место по количеству реально действующих общин и первое – по юрлицам ДУМ Татарстана муфтия Камиля Самигуллина (1500 мусульманских организаций, включая стратегически важный для системы мусульманского образования России центр – Болгарскую исламскую академию).

Следует также отметить, что организационная раздробленность российской уммы – следствие отсутствия политической воли со стороны органов госвласти. Несмотря на декларируемое отделение религии от государства, все без исключения централизованные мусульманские организации не могут функционировать без финансовой подпитки со стороны государства, осуществляемой в настоящее время через Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования. Следовательно, организационное упорядочение российской уммы в целях повышения роли России на постсоветском пространстве вполне реализуемо через государственные институты.

Исходя из приведенного выше «рейтинга» отечественных мусульманских религиозных организаций одним из вариантов реализации сценария организационного упорядочения российской уммы могло бы быть укрепление ведущей роли ЦДУМ России через открытие в Москве филиала достаточно популярного и авторитетного в настоящее время среди мусульман СНГ Российского Исламского Университета (г. Уфа).

Одновременно представляется целесообразным через возможности МИД России свести к минимуму международную деятельность остальных централизованных мусульманских организаций.

Указанные меры автоматически еще более укрепили бы авторитет ЦДУМ России как «центрового» муфтията, мотивировали бы на сотрудничество с ним дружественные мусульманские организации вплоть до полного либо ассоциативного вхождения в его юрисдикцию, фактически свели бы на нет конкуренцию с ним и позволили бы государству выстроить более эффективный и управляемый механизм укрепления роли России в странах Содружества с учетом «исламского фактора».

Централизация отечественной уммы небыстрый процесс, а укрепление роли России востребовано в настоящее время. Поэтому, в качестве переходной меры, исходя из возможностей мусульманских организаций было бы целесообразно своеобразное «закрепление»: Республик Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан – за ЦДУМ России, Республик Таджикистан и Туркменистан – за ДУМ Татарстана, Республики Азербайджан – за ДУМ Дагестана.

Российская умма к настоящему времени, при поддержке государства с целью противодействия идеологии псевдорелигиозного экстремизма создала систему мусульманского образования, которая позволяет через обучение мусульман из СНГ способствовать налаживанию более тесных связей. Однако препятствием в этом отношении представляется ситуация с ведущим российским мусульманским вузом – Болгарской Исламской Академией (призванной по первоначальной задумке ее учредителей стать отечественным «Аль-Азхаром»), которую «лихорадит» каждые два года от смены не вполне уместных для религиозного учреждения светских руководителей, в силу этого изначально уже неспособных обеспечить ее гармоничное поступательное развитие несмотря на наличие у них ученых степеней кандидатов и докторов наук.

 Отдел исламских исследований Института стран СНГ

Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь
Ваш браузер устарел! Обновите его.