Институт стран Снг Институт диаспоры и интеграции
Институт стран Снг Институт диаспоры и интеграции
Институт стран Снг Институт диаспоры и интеграции
Полная версия сайта

Зачем «Старому лису» ехать в Крым?

12:33 , 28 Январь 2021
52
0

В начале 90-х годов прошлого века в медийно-политологический оборот был запущен эпитет, касающийся двух советских партократов, на сломе эпох, при развале СССР и в последующие годы проявивших чудеса идейно-карьерной мимикрии. «Старыми лисами» назвали экс-комсомольца-чекиста-партайгеноссе-МИДа Эдуарда Шеварднадзе и руководителя Компартии Украины Леонида Кравчука, быстро вписавшегося в реалии происходящей геополитической катастрофы.


Эдуарда Амвросиевича и Леонида Макаровича, людей во многом разных, начиная от состава крови и гастрономических пристрастий, тем не менее, и многое объединяло. Назовём лишь один факт: из партократов первой величины они, как говорят на флоте, «на счёт р-р-ра-з!» превратились в суперлибералов, вбивавших осиновый кол в советско-коммунистическое надгробие, и ставших президентами своих незалежных экс-союзных республик. Как бы между прочим, отметим: именно «вечно братские» Украина и Грузия в момент стали головной болью для «подымающейся с колен» «новой» России. Причём с годами эта боль дошла до инсультно-коронавирусной стадии с онкологией и диабетом в придачу. В результате во втором десятилетии XXI века украино-российские и грузино-российские отношения приобрели стадию глубокого паралича с наличием неизлечимого СПИДа…

Как известно, один из «лисов» отправился в мир иной, где в перерыве между написанием мемуаров кается и пытается оправдаться за воз и маленькую тележку своих грехов. Второй, недавно отметивший «всего лишь 87», по-прежнему не сходит с политической арены, цепляясь за её подмостки изо всех сил. Наверняка в этом деле ему крепко помогают силы, тридцать лет назад направившие экс-лидера украинских коммунистов на «истинный постперестроечный путь». На этом пути Леонид Макарович, известный своими действительно лисьей хитростью, волынской живучестью и гуттаперчевой гибкостью, порой, делал высказывания и допускал шаги, граничащие по современным меркам украинской власти и «патриотов» с вольнодумством пророссийского уклона. Чего, например, стоят его слова о том, что в Беловежской пуще он готов был отдать Крым Росси, но тогда Ельцин об этом не попросил, а помощники Борису Николаевичу не подсказали…

Об этом, естественно, вспомнилось неслучайно (и периодически вспоминается), ибо внимание Кравчука к Крымскому полуострову перманентно, чему есть множество причин. Одна из них – роль Крыма и Севастополя в его политической карьере и биографии в целом.

Недавно крымская и российская общественность вспоминала (на Украине тоже вспомнили) о январских днях 1991 года. Тогда, 20 января, на полуострове состоялся первый в Советском Союзе референдум, в результате которого была восстановлена Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика, которая при этом заявляла о статусе субъекта Союза ССР и участника Союзного договора.

Леонид Кравчук, будучи тогда председателем Верховного Совета Украинской ССР, прекрасно разбирался в сложившейся ситуации на фоне центробежных процессов, происходивших тогда в Союзе. Поэтому он уже тогда лукавил, пытаясь убедить крымских депутатов в преобразовании статуса полуострова решением украинского парламента без проведения референдума. Ему это не удалось. Позже он объяснил молчаливое согласие Киева с приданием полуострову статуса  автономии во избежание гражданского конфликта. В этом – тоже лукавство, ибо после референдума, точнее, на его волне в Крыму возникло несколько общественных организаций, вскоре составивших мощное пророссийское движение, в разное время менявшее степень своей интенсивности, но существовавшее до 2014 года.   

Вообще в тот исторический по многим критериям год Кравчук несколько раз бывал в Крыму, и его приезды были довольно примечательными.

В начале августа 91-го в недавнем прошлом – главный идеолог Компартии Украины, в скором будущем – президент Украинского независимого государства побывал в Севастополе и на Черноморском флоте. В сопровождении Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота Владимира Чернавина, Председателя Верховного Совета Крымской АССР Николая Багрова, командующего Черноморским флотом адмирала Михаила Хронопуло он прибыл на борт флотского флагмана – противолодочного крейсера «Москва». После встречи с экипажем Леонид Кравчук написал: «Морякам Черноморского флота хранить и преумножать славу, традиции героического флота. Украина будет делать все для укрепления флота».

В принципе, ничего особенного в этих словах нет. Однако со временем они приобрели, мягко говоря, своеобразный оттенок. Особенно с учетом того, что, став главой независимой Украины,  Кравчук изначально и в последующем неоднократно заявлял, что военный флот молодой украинской державе вроде бы и не нужен. Однако со временем это его мнение стало полностью противоположным.

Как говорится, не успели высохнуть чернила в Книге почетных посетителей черноморского вертолётоносца, уже через две недели после этого события, избавившись от партийного билета в дни ГКЧП, Кравчук 24 августа провозгласил Акт о независимости Украины. В этот же день ее Верховным Советом было принято постановление «О воинских формированиях на Украине», что вывело на повестку дня вопрос о будущем Черноморского флота, основные силы которого дислоцировались на украинской территории.

Здесь проявилось не просто лукавство Кравчука, а его… Тут даже термин-характеристику сложно подобрать. Дело в том, что избрание Кравчука президентом во многом обеспечил ставший не только географическим, а отдельным политическим и даже геополитическим субъектом Украины её Юго-Восток. Этот конгломерат областей и примкнувший к ним Крым вместе с Севастополем и в будущем возносили на киевский Олимп политиков, безнаказанно, лицемерно-кощунственно эксплуатировавших чувства русскоязычного населения, в своих чаяниях уповавшего, как минимум, на союз с Россией. Кравчук тогда поступил грубо и беззастенчиво. Впрочем, это было только начало…

 29 августа 1991 года в Киеве состоялась рабочая встреча Кравчука с командующими военными округами и Черноморским флотом, командующими воинскими соединениями центрального подчинения, начальниками внутренних, пограничных и железнодорожных войск, которые дислоцируются на территории республики. Председатель Верховного Совета рассказал о работе внеочередной сессии Верховного Совета Украины, характере и важности принятых сессией документов, в частности, и постановления о воинских формированиях в Украине. Были высказаны  мнения по практическим подходам к военному строительству в республике, созданию министерства обороны Украины, защите суверенитета украинского государства. В принципе, именно с этой встречи началась  практическая работа по созданию украинских национальных вооруженных сил, что предопределило возникновение так называемой «проблемы Черноморского флота».

Особую остроту проблемам, связанным с обороной и военным строительством на Украине, придала кампания по выборам президента страны. Одновременно с ними на 1 декабря был назначен Всеукраинский референдум, на который был вынесен один вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Из шести кандидатов в президенты на высокий пост с большими шансами мог претендовать Кравчук, во многом по инерции поддерживаемый партийно-чиновничьей бюрократией. Тем не менее, в предвыборный период его лидерство однозначно явным не выглядело. Поэтому «команда» Леонида Макаровича раскладывала беспроигрышный пасьянс. Ломберным столиком стал Крым.

Крымчане, севастопольцы и моряки-черноморцы в силу самых разных обстоятельств не могли оставаться в стороне от  выборной кампании. Главное из них – они были жителями этой родной для них земли, с 1954 года входившей в состав УССР, что при существовании единого Союза особых вопросов не рождало. Все, включая матросов срочной службы, всегда участвовали во всех выборах – всесоюзных, республиканских, региональных, местных. Определяющими в те смутные дни также стали чуть ли не ежедневная сдача позиций союзным Центром, невнятность предлагаемого курса развития страны, стремительное, поголовное падение жизненного уровня. Значительная часть электората на полуострове не верила ни Михаилу Горбачеву, ни его оппоненту первому российскому президенту Борису Ельцину.

При этом следует отметить принципиальный момент: подавляющая часть жителей полуострова, голосуя за Кравчука, не отдавала отчета в том, что результатом выборов украинского президента и референдума станет фактический распад СССР, ведь одновременно с этим с повестки дня не был снят вопрос «обновления» Союза. Не угасала и вера в реализацию «особого» статуса Крыма, который еще недавно вроде как  считался субъектом Союзного договора.

В определенном смысле лакмусовой бумажкой предвыборной кампании являлся «флотский вопрос». И Кравчук, ставший первым из всех кандидатов в президенты, приехавшим в Севастополь,  учел этот фактор.

Приезд Кравчука, его встречи, активное освещение его средствами массовой информации довольно красноречиво и однозначно показали: руководство города и флота в вопросе о том, кому будет отдано предпочтение на предстоящих президентских выборах, уже определились. Тем более, что кандидат в президенты, четко уловив конъюнктуру, дал понять: «Украине «такой» флот не нужен». На встрече в ДОФе он заявил: «Наша концепция военной политики состоит в обеспечении коллективной безопасности. Украина выступает за то, чтобы было общее оборонное пространство военно-стратегического характера. То есть все военно-стратегические силы, в том числе ядерные, должны быть коллективными и управляться из единого центра… Национальные вооруженные силы должны быть численно небольшими… Защита всей территории – общими усилиями на принципах коллективной безопасности. И мы не претендуем на руководство ядерными, ракетными и другими стратегическими войсками, расположенными на территории Украины».

Таким образом, напрямую о Черноморском флоте сказано не было, но все понимали: флот относится к стратегическим силам, так как действует далеко за пределами страны и имеет ядерное оружие. Значит, черноморцы могут быть спокойны – флот останется во «всесоюзном» подчинении. Примерно тоже самое утверждал новоявленный министр обороны Украины Константин Морозов, заявляя в своих интервью о том, что «незалежной» большой флот не нужен, нужны корабли только для охраны границ…

Что произошло дальше – хорошо известно: если бы не отказ от украинской присяги адмирала Игоря Касатонова, возглавившего в декабре 1991 года борьбу за сохранение Черноморского флота для России, не было бы ни Русской весны, ни «возвращения Крыма и Севастополя в родную гавань». Правды ради, надо подчеркнуть: Черноморский флот из своей родной гавани никуда не уходил…

Отметим: после событий, связанных с началом флотораздела, взрывоопасным пиком которого стали события 1992 года, Леонид Макарович в Крыму не «светился». По крайней мере, публично. Неведомо также, ступала ли его нога на легендарную, до магмы пропитанную русской кровью землю Города-Героя Севастополя. Если и ступала, то происходило это тайно, по-воровски. Теперь же Кравчук заявляет, что хочет приехать на полуостров. Зачем?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, следует сказать: своё заявление он вновь сделал лукаво – где-то там журналистам озвучил. Как лицо официальное – как-никак, глава украинской делегации в Контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе – при появлении такого желания он должен был действовать установленным порядком, через соответствующие дипломатические, межгосударственные каналы. Судя по тому, что за громкими словами не последовало никаких дел, заявление Кравчука – очередное лукавство, откровенный блеф. Его мотивом наверняка является желание привлечь внимание к своей персоне, тем более, что в нынешнем году для этого есть немало поводов. То же ГКЧП, 30-летний юбилей незалежности и распада Союза.

Есть и другой, локальный, но знаковый мотив – 90-летие его подельника по деструктивным глобальным процессам, моего венценосного однофамильца Михаила Сергеевича Горбачева. Юбилей главного гробовщика могучей сверхдержавы уже не за горами – 2 марта. На этом и других фонах и хочет покрасоваться Леонид Макарович, стремясь остаться в воспоминаниях современников не только «кравчучкой» – тележкой-сумкой на колёсиках бабулек и челноков приснопамятных 90-х или в расшифровке-названии некогда популярных сигарет марки LM. Помнится, заядлые курильщики просили продавцов: «Дай-ка мне, хозяюшка, пару «Леонид Макарычей»…

Ну, а если всё-таки попробует приехать. Пусть попробует. Порошенко семь лет назад уже пробовал. И другие «знатоки» и «авторитеты» крымской администрации «украинских времён» тоже как-то пробовали…

Чтобы участвовать в дискуссии авторизуйтесь
Ваш браузер устарел! Обновите его.